Харбин: в судьбе города — судьба России

Я очень люблю этот город. Да, он во многом уступает тому же Шанхаю – не так ярок, не так, вероятно, чист и европезирован, не так богат.  Но для меня Харбин – это часть русской истории. Очень интересная часть, хоть и достаточно драматическая.

В т.ч. истории русской эмиграции, множества людей, чьи судьбы оказались искалечены революцией.

Но даже при этом – по крайней мере, в большинстве случаев, — не сломавшихся.

 

Харбин ДО Октябрьской революции…

Итак, Харбин был основан  русскими в 1898 году как железнодорожная станция Трансманчжурской магистрали.

Этому предшествовал договор, подписанный в 1896 году между Китаем и Россией  о строительстве Китайской восточной железной дороги (КВЖД).

В город хлынули российские инженеры, строители, их семьи.

Затем сюда начали приезжать и представители других профессий, в Харбине стали возводиться церкви, дома, больницы, школы, заводы.

Однажды читала в одной из книг, написанной бывшим жителем Харбина, что до определенного периода жизнь в Харбине протекала настолько спокойно и размеренно, что в порядке вещей были такие ситуации: например, машинист поезда на станции мог…  заиграться в шахматы с начальником вокзала и забыть про время отправления.

Потом спохватывался спустя час и бежал к своим пассажирам.

Они же при этом нисколько не возмущались, гуляли спокойно по вокзалу и все воспринимали как должное.

К слову, о харбинском вокзале.

Здесь, в главном его зале ожидания была установлена русскими большая икона Николая Чудотворца. Пассажиры ставили ему свечи перед дорогой или по возвращению.

Но что поразительно, Николаю Чудотворцу поклонялись и очень многие китайцы!

Из воспоминаний Георгия Хотковского, бывшего жителя Харбина:

…Поставив свечу, они опускались на колени, били поклоны и причитали на своем языке, а также прихлопывали в ладоши, чтобы святой их услышал.

Местные китайцы, говорившие на ломаном русском языке, называли святого «СтарикА вокзала». 
Однажды был такой случай: в соборе перед началом богослужения кто-то голосил.

Оказалось, что перед иконой святителя Николая на коленях стояла целая китайская семья — глава семьи, его жена и восемь детей, все чистенько одетые.

Это они просили выйти главного священника.

К ним вышел митрополит Мелетий — седой старец, говоривший тихим голосом. Китайцы бухнулись ему в ноги, и оказалось, что они хотят переходить в новую русскую веру, имея на то основания.

Китаец работал лодочником, перевозившим пассажиров на другой берег реки Сунгари, а эта река широкая, полноводная, опасная во время непогоды.  

Однажды на середине реки налетевший шквал перевернул лодку.

Пассажир сразу пошел ко дну, так как китайцы в большинстве своем не умели плавать, сам лодочник еле держался и закричал: «Старика вокзала, помогай!», и вдруг ему показалось, будто кто-то взял его за руку и потянул.

Очнулся он на песчаной косе, откуда его сняли другие лодочники. 
Это был не единственный случай такого рода.

Люди не раз видели китайцев в мокрой одежде перед иконой Святителя, рассказывающих о том, как им помог «старика вокзала». 

 

Софийский собор в Харбине

Русские харбинцы: вот такие...

и — такие: 

Крещение на реке Сунгари:

 

Харбин ПОСЛЕ революции

После революции в  Харбин из России хлынула новая волна – теперь уже беженцев.

В основном, это были белые офицеры, их семьи, представители русской интеллигенции и самые обычные люди.

Их число составляло 100-200 тысяч.

За пределами России здесь проживала самая большая российская диаспора.

В 20-м году китайское правительство прерывает все отношения с представителями царской России.

С этой минуты русские, проживающие в Китае, оказываются без гражданства.

Учебные заведения, как и все другие учреждения, до сих пор считавшимися русскими, переходят под контроль китайского государства.

 

В 24-м году между Пекином и советской Москвой подписано соглашение, согласно которому работать на КВЖД могу только советские и китайские граждане.

Чтобы не остаться без работы и средств к существованию, многие русские приняли советское гражданство.

Немалая часть из них – и по патриотическим соображениям.

Кто-то же остался без работы.

Постепенно среди русских харбинцев наступил раскол.

Советская власть  все больше укрепляла свои позиции в этом городе.

После войны

В 1945-м советские войска вошли в Харбин. Вошли как победители — это была их заслуженная Победа, полученная ценой нечеловеческих усилий и — простите за пафос, — героизма.

Кроме того, что  СССР только-только выиграл чудовищную войну с Германией, советские войска так же помогли и Китаю освободить  страну от японской армии.

Во время войны с Японией на Манчужрской земле погибло более 12 тысяч советских солдат.

 

В Харбине советских солдат с радостью встречали не только китайские жители, но и русские эмигранты – это я уже знаю даже не по книгам, а по словам одного из очевидцев того времени.

Кстати, совсем недавно — в феврале, — общалась с этим человеком: тогда же, в 45-м, он участвовал в боях за освобождение Манчжурии, принимал участие в Параде победы в Харбине.

Сейчас ему 89 лет.

Николай Платонович Ломакин:

— Ой, как нас тогда хорошо встречали! И китайцы, конечно, и – наши русские эмигранты. Плакали, обнимали нас! А их потом взяли всех, посадили в теплушки – и в Казахстан за колючую проволоку или еще куда… Разве ж так можно было?! Так их жалко нам было!

Так для русских харбинцев начались трагические времена.

Одних увозили в СССР силой, причем, под высылку попали даже совершеннолетние дети эмигрантов – по факту они являлись гражданами Китая.

Иногда поводы для отправки были откровенно идиотскими.

Одному из молодых русских харбинцев, который всю свою жизнь прожил в Харбине, предъявили обвинение «вредительство в колхозах»

Увозили людей и откровенным обманом: им обещали чудесную жизнь в стране Советов, давили на патриотизм, многие соглашались.

В итоге большинство из этих людей так же окажется в советских лагерях, тюрьмах, на поселении.

В 1952-м году произойдет повторная волна репатриации русских.

Спустя несколько лет в Харбине от прежнего русского населения останутся лишь единицы: часть будет отправлена всеми правдами и неправдами в СССР, часть – бежит вообще из Китая и со временем рассеется по всему миру.

Последний русский в Харбине уйдет из жизни в 2006 году.

ХАРБИНЦЫ вчера

В числе известных русских харбинцев  того времени – много инженеров, поэтов, музыкантов, писателей.

Особенно широко известны:

— Зоя Воскресенская – будущая детская советская писательница. В 30-х жила в Харбине как резидент советской разведки

— Олег Лундстрем – джазовый музыкант с мировой славой. В Харбине оказался в 20-х годах в пятилетнем возрасте – вместе с родителями. В 30-х переедет в Шанхай

Еще одно имя гораздо меньше известно, но мне бы тоже сейчас хотелось его назвать:

харбинский поэт Алексей Ачаир (настоящая фамилия Грызлов).

 

В 45-м году вместе со многими русскими харбинцами был репатриирован в СССР, проведет десять лет в ГУЛАГе под Воркутой, затем три года на поселении в Красноярском крае.

Свой век доживет в Новосибирске, где работал учителем пения в одной из школ. Здесь же он создал детский хор и детский клуб эстетического воспитания.

Умер в 1960 году – прямо на крыльце школы, в которой работал. Сердечный приступ.

Читала всего несколько его стихов, но одно – четверостишье, — меня почему-то реально перепахало.

Оно же стало своеобразным гимном многих русских эмигрантов, выброшенных волею судеб из России и разбросанных по  всему миру:

Не сломала судьба нас, не выгнула,

Хоть пригнула до самой земли.

И за то, что нас Родина выгнала,

Мы по свету ее разнесли…

 

Это четверостишье я потом  читала в разных воспоминания эмигрантов, и слышала от их детей — к моменту наших встреч, уже очень стареньких. 

Оказавшись в разных сторонах света, в разных странах, эти люди так же привносили в их культуру и часть русской культуры (в лучшем смысле слова).

 

Харбин и харбинцы сегодня

Современные русские харбинцы – это, в основном, те, кто по разным причинам приехал сюда в 90-х и начале 2000-х.

Многие работают в иностранных компаниях, занимаются бизнесом, преподают в университетах.

Впрочем, это в равной степени относится сегодня и к другим городам Китая.

Здесь немало русских девушек и молодых женщин, приехавших  вслед за китайскими мужьями.

А кто-то уже здесь, на месте, знакомится и создает семью.

Многие чувствуют себя вполне комфортно и уверенно и возвращаться не планируют. По крайней мере, в обозримом будущем.

Создают свои диаспоры, сообщества, проводят какие-то мероприятия для русских. Возможно, не всегда дружны между собой, но объединяются и реально помогают, если соотечественник попал в беду: такие случаи мне известны.

Причем, иногда, ради этой помощи, умудряются провернуть даже почти невозможное.

Современный Харбин:

Софийский собор сегодня. Недействующий — скорей, как объект для посещения туристами.

В Харбине и сегодня сохранились здания с русской архитектурой. В основном, в центральной части города.

 

Многие дома были построены купцом Чуриным. Если собираетесь вечером прогуляться по местному Арбату и не знаете, как объяснить таксисту, можно попробовать сказать: «Чурин!» — большинство китайских таксистов вас пока еще поймут. Буквы «р» в их алфавите нет, поэтому китаец (если понял вас), радостно закивает: «О, Чулин, Чулин…»

Немалая часть харбинцев и сегодня еще живет вот в таких домах (а то и похуже):

Но все бОльшая — уже в таких (экономика-то у них развивается):

 

В целом сам город симпатичный. Кому как, конечно, но мне он нравится:

 

 

 

 

 

15 комментариев

    1. Спасибо, Полина, мне приятно, что вам тоже было интересно, как и мне 🙂

    1. У меня еще огромное желание попасть в китайский город Далянь — когда-то тоже русский порт Дальний. Кстати, Далянь до недавнего времени был закрыт для иностранных туристов — тургруппы туда стали возить всего несколько лет назад. Но некоторые объекты по-прежнему секретны (если не ошибаюсь, американские военные базы там сейчас)

  1. Да уж)Сложно,конечно, представить себе русский город в самом сердце Китая)Очень хотелось бы побывать там именно в период его основания)

    1. В период основания? Ну, может быть. Только не в период с 30-х по 60-е… И вот сейчас еще — тоже неплохо 🙂

    1. Сейчас большинство русских в Китае живут очень даже неплохо. Говорю ж, не хотят возвращаться 🙂

  2. Так неожиданно, просто невероятно: китайский город основан русскими?.. Действительно удивительная история. Теперь понимаю, почему Вы писали, что Харбин «родной». Он оказался родным и для русских и для китайцев, — уникальный город. Хотелось бы побывать там и увидеть это своими глазами :-).
    И еще: какие красивые и точные слова про «выгнавшую Родину»: «мы по свету ее разнесли».
    Очень интересная история, спасибо 🙂

  3. Я харбинец, родился и вырос там, уехал в 1955 году, в восемнадцатилетнем возрасте. На вокзале часто бывал. Ещё одна особенность: провожающие должны были покупать перронные билеты, без них на перрон не пускали. Будут вопросы — спрашивайте. Виктор.

    1. Виктор, вдвойне спасибо! А во сколько лет вы уехали из Харбина? Получается, одна из самых драматических частей той истории на ваших глазах проходила? Можно, если что, мне написать на почтовый ящик — буду рада ответу.// ПС. А перонные билеты и сейчас в Китае действуют — по-моему, повсеместно.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *