Мое знакомство в США с Никитой Моравским и «Островом Тубабао»

Два года жизни на диком филиппинском острове Тубабао. Включая стариков, женщин и маленьких детей. Еще одна страничка истории русской эмиграции — едва ли не самая экзотичная. Но не менее переполненная  драматизмом, чем все другие.  


Признаюсь,  давно интересуюсь историей русской эмиграции.

Не современной — с ней все более-менее ясно и не столь драматично.

А той, что проходила в промежутке между 1917 и концом 40-х.

Даже не знаю, с чего вообще зародились первые мысли.

Никаких особых предпосылок.

Но вопросов становилось все больше.

Как и  желания найти на них ответы.

 

В США, еще в первый свой приезд, удалось  познакомиться и с несколькими нашими соотечественниками по крови.

По крови — потому что кто-то попал в Америку в далекой юности, а кто-то и вовсе уже здесь родился — и те, и другие на момент нашей встречи были в преклонном возрасте.

У всех (чем и отличались от многих современных эмигрантов) сохранился идеальный русский — за всю жизнь в Америке по-прежнему говорили на нем даже без акцента.

 

С большинством из этих нескольких познакомил Билл — наш американский продюсер.

Уже в конце рабочей поездки, когда вместе с Биллом добрались до Вашингтона, он традиционно устроил у себя дома званый ужин.

Пришел с женой Кэролл и Никита Моравский, о котором я уже успела много наслушаться от того же Билла.

Потом мы разговаривали с ним столько, сколько успели за этот вечер.

Потом какое-то время  переписывались.

 

…История Моравского  как олицетворение истории многих русских эмигрантов.

(Не очень люблю слово олицетворение, но сейчас именно так и есть — уж  простите за пафос).

Изгнанных и гонимых.

Не буду рассказывать о его родителях — об отце, Валериане Моравском, довольно много информации в разных источниках, причем, тоже разной.

Источники так же упоминают  о нем, как о человеке, сыгравшем ключевую роль в сборе документальных свидетельств о русском золоте за границей.

Сам Никита Валерьянович родился уже в Шанхае, где в 1922-м году оказались его родители.

 

БЕГСТВО В НЕИЗВЕСТНОСТЬ

…К 1948 году под наступлением китайской Красной армии многие русские эмигранты из Пекина, Циндао и других городов начали стекаться в Шанхай.

Международная комиссия по беженцам (IRA), подведомственная ООН, обратилась к нескольким странам с просьбой предоставить всем этим людям временное убежище.

Откликнулась только Филиппинская республика —  предоставила необитаемую часть острова Тубабао, расположенного с юга от острова  Самар.

Комиссия взяла на себя все расходы:  по эвакуации,  расселению и содержанию на острове.

Подготовка  длилась примерно месяц: списки, регистрация, сбор багажа.

Сама эвакуация — около пяти месяцев: январь-май 1949-го.

За это время на Тубабао было вывезено почти пять с половиной тысяч человек — в основном, русских.

Вывозили морскими судами и самолетами.

Последнюю партию беженцев успели увезти уже  перед самым приходом в Шанхай китайской армии.

 

Предполагалось, что беженцы пробудут на Тубабао не больше четырех месяцев.

В результате многие прожили на нем больше двух лет.

 

ДЖУНГЛИ 

Дикие джунгли,  змеи, скорпионы и сколопендры, тропическая жара, сменяющаяся тропическими ливнями.

Одежда нередко покрывалась плесенью и расползалась.

Из обуви самой практичной считались специальные деревянные колодки, которые делали некоторые местные умельцы.

Ко всему этому пришлось приспосабливаться.

Молодые и физически сильные мужчины занимались наиболее тяжелой работой: в частности, рубили деревья и расчищали площадки под палатки.

Женщины работали медсестрами, сменяли друг друга на кухнях, вели домашнее хозяйство, выполняли функции машинисток.

Так или иначе, все работы на острове имели отношение к обслуживанию лагеря.

 

ГОСУДАРСТВО В ГОСУДАРСТВЕ 

Даже в тех диких условиях эмигранты сумели создать, как ни странно звучит,своего рода цивилизацию.

Первое время островитяне испытывали мучения с водой.

Во-первых, ее нужно было набрать из реки на всех жителей: мужчины-дежурные выстраивались цепью и передавали наверх канистру за канистрой.

Во-вторых, ее приходилось кипятить.

В- третьих, количество воды было ограничено — каждая «кипятилка» получала определенное число канистр.

Спустя какое-то время эмигранты сумели собственными силами проложить от речки трубы и по ним качать воду.

Дефицит отпал — воды стало хватать не только на еду и питье, но и на стирку и принятие душа.

До того момента, как вспоминает Никита Моравский, помывка выглядела следующим образом:

«Зачерпнуть ведром воды в речке, а затем, укрывшись в джунглях и намылившись, окатить себя из этого ведра холодной и мутной водой». 

 

…Вскоре удалось решить и вопрос с электрификацией, что звучит еще более невероятно.

Группа русских электриков построила на острове… небольшую электростанцию и даже провела электричество по всему лагерю, включая каждую палатку.

Еще одна группа в это время возводила больницу.

Сам лагерь был поделен на районы — в каждом примерно по 300 человек.

Вообще, судя по четко поставленной организации лагерной жизни, это и впрямь чем-то напоминало государство в государстве.

Лагерь на Тубабао

О КОНТИНГЕНТЕ

…Возраст большинства русских островитян — менее 50 лет.

Почти все представители старшего поколения родились в России — в основном, в Сибири и на Дальнем Востоке.

Инженеры, музыканты, врачи, представители духовенства, казачества и дворянства, участники Первой мировой войны и Гражданской, бывшие воспитанники кадетских корпусов и так далее.

В этом общем числе были и те эмигранты, которые еще в Китае успели получить советское гражданство — «Под наплывом патриотических чувств» после того, как Гитлер напал на СССР.

После войны первые группы стали возвращаться в СССР: кто-то уезжал добровольно, кого-то увозили силой.

Вскоре  в Китай стала просачиваться информация о том, что ждало этих людей в Советском Союзе.

Оставшиеся в Шанхае советские граждане отъезду в СССР предпочли бегство на Тубабао.

 

...На территории лагеря постоянно находились и представители Службы безопасности Филиппинской республики.

Кроме наблюдения за обитателями острова, служба тщательно отслеживала всю корреспонденцию: как входящую, так и исходящую.

Письма отправляли и получали через филиппинский городок Гьюан на острове Самар.

Первое время филиппинцы требовали от островитян писать только на английском языке.

В последствии стали разрешать и на русском.

В целом же, вспоминает Никита Моравский, представители здешней власти своей властью не злоупотребляли, вели себя корректно.

Однако в лагере действовал комендантский час: в будни жители лагеря  уже  к десяти вечера должны были находиться в своих палатках.

В выходные дни — не позднее одиннадцати.

«Иногда по специальным пропускам филиппинской службы безопасности нам дозволялось совершать небольшими группами однодневные экскурсии в ближайший городок Гьюан. Посторонним вход в лагерь был ограничен, но сразу за лагерем местным торговцам разрешили открыть кафе-ресторан, магазинчики и лотки».

 

НЕ ХЛЕБОМ ЕДИНЫМ:

Жизнь культурная…

На острове была большая бетонная площадка, оставшаяся от американской военной базы.

Островитяне в шутку прозвали ее «Красной площадью».

Здесь проходила культурная жизнь: народ сам для себя ставил спектакли, проводил лекции, устраивал концерты и танцевальные вечера под свой же духовой оркестр.

Музыкальная жизнь во многом строилась на оркестре, так же прибывшим из Шанхая под управлением П.Тебнева.

Репетиции проводились под открытым небом, а кроме концертов в лагере, коллектив время от времени гастролировал в ближайших населенных пунктах.

…В качестве одного из примеров культурной жизни лагеря приводится вечер 49-го года, посвященный дню рождения Пушкина.

Были даже доклады.

В частности, о личности и творчестве Пушкина, подготовленные эмигрантами.

Один из докладчиков — профессор И.Пуцято, — до бегства на Тубабао преподавал русскую литературу в учебных заведениях Шанхая.

Второй — профессор международного права Головачев, — свое профессорское звание получил еще во Владивостоке до отъезда в 1922 году.

Это опять же к слову о контингенте беженцев.

Иногда даже справляли свадьбы

 

...В феврале 1949 года на острове заработала и школа для детей от пяти до 14 лет.

Ее создание, как вспоминает Никита Моравский, было одной из наиболее срочных задач администрации лагеря.

Здесь же дети получали и наиболее усиленное питание: молоко, тертый арахис, фрукты.

Кроме того, в лагере довольно скоро была организована скаутская организация — для девочек и мальчиков.

 

 

Жизнь духовная

Церковную жизнь представители духовенства, как и простые островитяне, начали создавать в первые же дни жизни на острове.

В лагере работали два палаточные церкви: Свято-Серафимовская и Свято-Архангело-Михайловская.

Кроме того власти Филиппин во временное пользование передали здание бывшей американской военной церкви.

Здание, правда, находилось за пределами лагеря, но проход к ней был свободным.

Церковная Служба под открытым небом
Иоанн Шанхайский и Григорий Бологов - последний председатель Российской эмигрантской ассоциации города Шанхая на Тубабао

 

…В апреле 1949 года на остров прибыл архиепископ Иоанн Шанхайский.

В лагере он пробыл около трех месяцев, затем отправился в США с важной миссией: убедить американский Конгресс предоставить беженцам право на жительство.

Для этого необходимы были изменения в законе о беженцах.

Архиепископ Иоанн и его сподвижники сумели проделать огромную работу и преодолеть бумажную волокиту.

Ими же было составлено и озвучено «Обращение русских иерархов к правительствам мира».

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ ЗЛОКЛЮЧЕНИЙ

…Поначалу, вспоминает Никита Моравский, «настроение островитян было приподнятое, невзирая на трудности».

Первое время люди радовались, что успели вырваться из Шанхая и надеялись, что их пребывание на острове не затянется.

Однако со временем настроение менялось.

К тому же угнетающе действовали  условия жизни и большая скученность.

Те же палатки, в которых проживали беженцы, были рассчитаны и на двух, и на пятерых, а то и на двадцать человек.

Основная часть беженцев рассчитывала перебраться в США, но вопрос затягивался и настроение у людей падало.

В последствии, пишет Никита Моравский,  действия со стороны русских иерархов и их обращение так же сыграли немаловажную роль в судьбе островитян.

В конце концов людей стали вывозить с острова по разным странам.

В основном, в Австралию и США.

 

Когда на Тубабао еще оставалось чуть более ста человек, на остров обрушился тайфун, разметавший лагерь до основания.

Пытаясь спастись, люди прятались в оврагах, привязывали себя к деревьям.

Ближайшие филиппинские деревушки и городок Гюан оказались полностью разрушены, число жертв «не поддавалось подсчету».

На Тубабао все русские беженцы получили ранения, но тайфун ограничился двумя жертвами.

Впоследствии этот факт многие объясняли чудом и  волей Всевышнего, который оберегал остров.

 

АМЕРИКАНСКИЙ ПУТЬ ДЛИНОЮ В 60 ЛЕТ 

...В последствии Никита Моравский напишет книгу «Остров Тубабао», которую назовут  самым полным свидетельством жизни русских беженцев- островитян.

Книга заканчивается на том, как сам автор попадает все-таки в США.

Спустя почти 60 лет с того дня и к моменту нашего с ним знакомства за плечами Моравского —  дипломатическая служба (в т.ч. в американском посольстве в СССР),  работа на радиостанции «Голос Америки»,  аспирантура в Джорджтаунском университете, степень доктора философии и много чего еще.

К тому времени, как Билл познакомил нас в Вашингтоне в 2007 году, Никите Валериановичу было 84 года.

 

…Книгу я прочитала уже потом, в России.

Спросила в письме: а что же было дальше?

КАК — в чужой стране, без связей и денег,  — от разнорабочего  до дипломата и доктора философии.

Никита Валерьянович мне вскоре ответил.

На листах, по привычке отпечатанных на обычной печатной машинке.

В этом  письме  ответил и на мои вопросы.

И добавил, что теперь подумает и о том, что бы написать продолжение своей книги.

А еще выслал в подарок не менее интересное издание — сборник воспоминаний разных авторов-эмигрантов.

Воспоминаний и рассказов о своих судьбах.

 

 

…Осенью 2011  я была в Харбине.

Люблю этот город.

И даже несмотря на сегодняшний китайский колорит, на уровне подсознания он ассоциируется у меня с русским городом, частью российской истории и так же судьбами русских эмигрантов.

Гуляя по улицам, вспоминала Никиту Валерьяновича.

Вернувшись домой, узнала, что именно в эти дни Никита Моравский ушел из жизни.

Я  так о многом не успела написать ему…

 

Прочитал сам - дай прочитать другому:
RSS
Facebook
Twitter
Google+
https://milomalo.ru/archives/16596
Follow by Email

23 комментария

  1. Я немного слышал о том, как многие представители дальневосточной эмиграции бежали из Китая. Но не знал таких подробностей, в т.ч. об этом острове. Спасибо за очень интересный рассказ.

    1. До того момента я тоже о жизни наших эмигрантов на острове только мельком где-то слышала.

  2. Интересное у вас состоялось знакомство. Спасибо большое, что и нас познакомили с этим человеком и с этой историей.

    1. Потом вот читала присланную мне книгу — мурашки по коже. Как представлю: жили люди в своей стране привычной жизнью, в один момент все рухнуло… А ведь кто-то и в тех условиях уезжать не хотел — вынуждены были, что бы спасти жизнь себе и близким.

  3. Поразило, как эти люди, в большей части интеллигенция, которую по жизни принято считать слабой и неприспособленной, даже в этих диких условиях создавали абсолютно интеллигентские условия на этом острове: церковь, школа, лекции о Пушкине, скаутская организация… Я потрясена. Спасибо огромное за это знакомство!

    1. Меня тоже это потрясло. Все-таки, русская интеллигенция, культура, благородство — не пустые слова были.

  4. Сколько трагического и героического в историях о жизни белой эмиграции, потрясает сила духа этих людей, по всему свету их разнесло и везде истории об удивительной стойкости и человечности в любых условиях. А тебе, Галь, повезло познакомиться с таким человеком и услышать эту потрясающую историю из первых уст, мне тоже интересна эта тема, но про жизнь эмигрантов на острове не приходилось читать, сколько же пришлось этим людям перенести

    1. Ох,Люд, тоже считаю, что повезло познакомиться — спасибо Биллу нашему. И ведь что еще поразительно: людей выгнали из дома, дома превратили в пепелище, а они не возненавидели, не озлобились — в чужих странах продолжали сеять и взращивать росточки русской культуры, создавали общества и так далее.

  5. Гм… припоминаю наши былые шоу на необитаемом острове — там тоже, в основном, была интеллигенция, только современная. Звезды наши — певцы и певицы. В свободное от «конкурсов» время тупо грызлись между собой. Да и на конкурсах тоже. Не, я, конечно, понимаю, что шоу есть шоу, но как-то все-равно… показательно, мне кажется. Интеллигенция того времени и этого.

    1. Ну… Не могу сказать, что во всем согласна — все же,как вы говорите, шоу есть шоу. Да и там, насколько понимаю, были конфликтные ситуации. Но в чем-то, наверное, соглашусь: интеллигенция несколько видоизменилась за это время.

  6. Люди, ну простите меня, пожалуйста, то ли в школе историю плохо преподавали, то ли сама блондинка… А почему от китайской красной армии бежали?

    1. Красная армия Китая просто выдала бы русских эмигрантов СССР. Тем более, что чувствовала себя многим обязанной после войны с Японией.

  7. Галина с большим интересом прочитала статью, насколько же все таки это были интеллигентные и образованные люди, что несмотря на такие тяжелые условия для жизни смогли организовать на острове для всех такие условия проживания концерты, церковь, школа и лекции.
    С удовольствием бы прочитала книгу «Остров Тубабао». нашла в интернете небольшие выдержки из этой книги, поставила в закладки начала читать.
    проживая за границей, с нашими бывшими выходцами эмигрантами (или как их еще зовут советиками) нынешнего поколения, не хочется общаться и стыдно за многих из них. никакой интеллигенцией и не пахнет, и хочется всех их(большую часть) обходить стороной.

    1. Тань, сама время от времени наблюдаю некоторых наших за границей — краснею. А про книгу — отрывков, действительно, в Интернете много попадается, но где-то даже натыкалась на «скачать книгу».

  8. Я родилась в 1951 г. Но сердце щемит за моих соотечественников, изгнанных, погибщих, пропавших, истреблённых. Как много я потеряла, как много потеряла моя страна. Ненавижу коммунистов. Когда Зюганов начинает что-то мямлить, как заезженная пластинка, я прямо как злая собака зверею от возмущения..
    Спасибо, очень интересно было читать. Теперь буду искать в инете его книгу….

    1. Мне тоже очень больно за тех людей. А страна, действительно, без них многое потеряла.

  9. Моя бабушка была на том острове и об этом я узнала лишь год тому.Жизнь ее потрепала-дочь втайне от нее увезли с детским домом из Китая в СССР,а сын в 1943 году тоже сбежал из Китая в Россию воевать с фашистами.Моя мама всю жизнь пыталась найти бабушку,но все ее попытки были безуспешны и вот через много лет я узнала о дальнейшей судьбе бабули.Пыталась найти на сайте Русского музея в Сан Франциско хотя бы могилу ее,но ее там нет.Писала письмо мэру С.Ф.,НО НЕ ПРИШЛО НИКАКОГО ОТВЕТА.Вроде бабушки и не было в этом мире.

    1. Вера, огромное спасибо вам за отклик. Мне кажется, нужно пробовать выходить на русские сообщества.Всевозможные. Например, если бы нашему российскому мэру написать вопрос о каком-либо эмигранте — думаю, он бы еще более впал в ступор. Очень может быть, следы вашей бабушки далеко за пределами Сан-Франциско. И еще: если вы что-то можете рассказать о вашей бабушке и хотите рассказать — я буду очень рада. Можно на ящик.

    2. Меня тоже поразило безразличие американцев,но я не теряю надежды,что все-таки мне что-то сообщат.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.