За шаг до весны

      Разве можно не испугаться, когда на тебя со всей дури несется овчарка весом в полцентнера?  Мужчина почему-то не испугался. Он присел на корточки. Зиновий с ходу затормозил и присел напротив.

— Какой красавец! —  сказал мужчина. Зиновий приятно засмущался и проделал свой излюбленный номер: навострил уши, склонил башку на бок и умиленно высунул язык из пасти, чем сразу приобрел отдаленное сходство с дауном.

— Как же тебя зовут? – продолжал незнакомец и даже протянул руку, чтобы потрепать Зиновия за ухом. В ответ, не меняя даунского выражения морды, Зиновий склонил голову на другой бок.

— Его зовут Зиновий! – сказала я, сердясь на собаку, — Вы извините, что он чуть не сбил вас – сама не понимаю, что на него нашло вдруг…

Незнакомец поднял на меня глаза. Они оказались не то, чтобы серые… Скорей, это были глаза цвета зимнего моря. Они  почему-то так же  тревожили, и волновали, и вызывали внутренние смятение. В них внезапно захотелось утонуть так, чтобы никто и никогда не сумел спасти.

Впрочем, я всегда была склонна к лирическим фантазиям. Но как бы то ни было, это явно был тот самый тип мужчин, перед которым, по меньшей мере, сейчас следовало кокетливо запищать: «Ах, видимо, вы  очень понравились моей собаке…».

— Видимо, я очень понравился вашей собаке! – засмеялся мужчина, легко поднимаясь на ноги и оказываясь выше меня на голову. – Они меня с детства любят.

Чтобы скрыть накатившее смущение, я начала торопливо цеплять поводок к ошейнику.

— Извините нас еще раз. Зиновий, домой. Ну, я кому сказала!

Зиновий нехотя потащился за мной к подъезду, то и дело оборачиваясь назад.  Незнакомец тоже смотрел нам вслед – я чувствовала его взгляд спиной.

 …

— Не мог выбрать для своих игр кого-нибудь попроще! – выговаривала я дома Зиновию, еще больше сердясь за свое смущение, — Вот в какое положение ты поставил меня?

Зиновий напустил в глаза туману: «Не понимаю, какие ко мне претензии?»

— И вообще, — строго продолжала я пенять своему псу, — у тебя неправильная какая-то ориентация – по логике ты должен бросаться к женщинам, понимаешь меня? – в этот момент я зачем-то осторожно выглянула в окно.

Незнакомый мужчина все еще торчал в нашем дворе: засунув руки в карманы и приподняв голову, он с наслаждением щурился на ярком весеннем солнце. Я с сомнением обернулась к Зиновию:

— Хотя, знаешь, к женщинам тебе точно не следует бросаться. Женщин вокруг нас и без того хватает.

«Ну, а я что говорю!» — поддакнул обрадованный Зиновий, застучав по полу хвостом.

Из подъезда во двор выскочила Светка и с визгом повисла на шее у незнакомца. Он осторожно отодрал ее от себя и поставил на землю. Потом они вместе сели в машину темно стального цвета (теперь принято подбирать машины в тон глазам, что ли?).

Вот и ладно, могла бы догадаться сразу: мужчины с глазами цвета зимнего моря просто так по чужим дворам не шляются. Они к кому-то приходят. Например, к Светке.

Со Светкой мы, кстати, с некоторых пор дружили. Хотя в школьные годы никак не ладили. Например, стоило мне сесть за фортепьяно, Светка тут же принималась колотить по батарее или истошно трезвонила в нашу дверь. Она была младше меня на два класса, но я почему-то ее боялась.

Окончив школу, я поступила в консерваторию. Светка едва дотянула до конца 9-го класса и устроилась санитаркой в больницу. Ее мать внезапно вышла замуж и уехала с новым мужем в какие-то далекие степи. Кажется, он что-то там строил – дороги или нефтепровод. Светкина мать строила с ним свою личную жизнь.

После длительного затишья Светка вновь позвонила в мою дверь.

— Слушай, — сказала она, забыв поздороваться, — Ты сейчас что такое  играла? «Лунную сонату»? Сбацай еще раз? Кстати, а почему она «лунная»?..

Наверное, с этих пор мы и начали с ней дружить. Я научила Светку любить музыку. Светка научила меня курить.

 …

Она ворвалась, как обычно, вихрем, расцеловалась с Зиновием, с разбегу шлепнулась на мой диван и принялась взмахивать руками, изображая крылья:

— Я птица, мне хочется летать, летать… — завывала она низким голосом.

— Ну, давай уж, рассказывай! – улыбнулась я.  Хотя нисколько не сомневалась, о чем сейчас пойдет речь.

Многочисленные поклонники вокруг Светки менялись со скоростью современного электровоза: она умела легко заводить романы, легко расставаться и влюбляться заново. Рядом с ней тоже всегда и всем было легко и просто, невзирая на недостаток ее образования. В отличие от таких заумных и меланхоличных особ, как я.

— Кажется, я опять влюбилась! – оповестила она нас с Зиновием, перестав махать руками, — Утром после дежурства перебегала на красный свет, и Он чуть не сбил меня на своей машине. Я даже упала, разодрала колготки и коленку, прикинь?

Я прикинула: романтические знакомство. Вполне в духе Светки. Вот почему, спрашивается, меня никто и никогда «чуть-чуть не сбивает»? Наверное, потому что я всегда перехожу дорогу только на зеленый свет, как учила мама.

— Я, конечно, сама виновата, — продолжала Светка с гордостью в голосе, — но он очень извинялся, а потом даже довез до дома. И сегодня водил меня в ресторан ужинать в качестве компенсации. Он такой кла-ассный…

— А какие у него глаза? – спросила я неожиданно для самой себя.

— Глаза? – удивилась Светка и села на диване, — Ну… глаза как глаза. Обыкновенные.

Ночью я подскочила от странного звука: как будто рядом уронили что-то очень тяжелое. «Кто здесь?» — чуть не заорала я под бешеный стук своего сердца. В квартире было тихо, только на кухне чуть дребезжали стаканы и слышалось усиленное сопение. Черт, это опять Зиновий свалился во сне с узкого кухонного диванчика, а теперь усердно мостился на него обратно. И чего ему так полюбился этот диванчик?

— Зина, — крикнула я, чтобы просто разорвать тишину и заглушить свои внезапные страхи, — А давай на эти выходные уедем на дачу к родителям?

Зиновий из кухни одобрительно застучал хвостом по диванчику.

— Да прекрати ты реветь! – кричала на меня Светка, одновременно тыча в кнопки мобильного, —  Ты можешь сказать, что конкретно у тебя украли?!

Буквально час назад мы с Зиновием вернулись домой с дачи родителей. Квартира встретила нас сломанным замком двери и полным хаосом. Как будто царская жандармерия остервенело искала у меня, старой революционерки, листовки и подпольную типографию.

— Кажется, шубу. И кольцо. Мамино. И что-то еще, я не знаю. И… и замок сломали, как я теперь ночевать буду – мне стра-а-ашно… — я опять завыла, вцепившись двумя руками в Зиновия. Он лизал мне лицо. Светка пихала прямо в зубы стакан с коньяком и продолжала звонить куда-то.

Потом в квартире появились люди. Они ходили по комнатам, что-то осматривали, о чем-то расспрашивали и записывали. Одно лицо мне показалось смутно знакомым. Причем, люди скоро исчезли, а «лицо» осталось.

— Это же Володька! – наконец-то представила его Светка в ответ на мой удивленный взгляд. Я вспомнила: любимец собак и женщин. Интересно, я сейчас сильно ужасно выгляжу?.. (Нашла время думать о всяких глупостях).

— Вы – милиционер? – глупо спросила я и тут же захлопнула рот – от стресса и коньяка на меня вдруг накатила икота.

Мужчина некоторое время обозревал мое зареванное лицо – как будто именно от моего внешнего вида зависело, милиционер он или нет. Предатель Зиновий крутился рядом с ним практически неотступно.

— Я не милиционер, — сообщил, наконец, Владимир, — хотя когда-то работал следователем…

— Он теперь возглавляет службу безопасности… — встряла Светка и назвала фамилию местного «олигарха», у которого была своя служба безопасности.  Владимир молча перевел на Светку взгляд и ее рот тоже захлопнулся сам собой.

— Вот что, девушки, — решительно заявил Владимир, уже глядя на нас обеих, — на эту ночь я забираю вас к себе домой, чтоб кошмары никого не мучили. Дверь прикроем, ничего с ней до утра не случится. Самое ценное в квартире, как я понимаю, уже украли, а оставшееся посторожит вот он…

Зиновий насупился и неодобрительно посмотрел на Владимира. Я тоже хотела  возразить, но передумала. Главным образом, потому что боялась сейчас невпопад икнуть.

… 

  Через два дня мужской голос по телефону официально пригласил меня зайти в местное отделение милиции. На опознание. «Кого?» — перепугалась я. Впрочем, пугаться было теперь моим естественным состоянием. «Не кого, а чего!» — сурово поправил голос.  

В милиции мне предъявили вещи, которые были украдены из моей квартиры. Виновником оказался некий Пашка, живущий в соседнем от меня подъезде – 30-летний профи по квартирным кражам, упорно не желавший  заниматься ничем другим.

— Мы сразу подумали, что это может быть тот, кто очень хорошо вас знает, — похвастался молодой сотрудник милиции, — Например, что на выходные вы часто уезжаете из города вместе с собакой.

Я готова была повиснуть у него на шее, но милиционер скромно потупился:

— Да что вы — это же наша работа!

— Знакомого своего благодарите, — рассмеялся его коллега, немного постарше возрастом, — Это он проводил расследование – свое собственное. И Пашку этого вычислили ребята из его же службы и к нам в отделение привели. Нам оставалось только оформить  признание. Чистосердечное.

Молодой обиженно посмотрел на «старшего» и зарылся в свои бумаги.

 …

— А давайте отметим это событие! – предложил Владимир. Минуту назад с бьющимся сердцем я набрала его телефонный номер и как можно более сдержанно поблагодарила за помощь. – Например, сегодня вечером я мог бы заехать к вам. Вы не будете возражать?

Я промычала что-то невразумительное и согласилась. Все-таки человек вернул практически все мое состояние. Вот только почему он даже не упомянул Светку? Я снова схватилась за телефон. Почти так же, как утопающий за соломинку.

— Света, мне нашли все мои вещи. Я очень благодарна тебе и… Владимиру. Знаешь, я предлагаю это событие отметить у меня дома, ты меня слышишь?

Светка восторженно закричала «вау!» и кинула трубку. Наверное, ее ждали в больничных палатах очередные прооперированные пациенты.

 …

Если Владимир и подразумевал «отметить это событие» без Светки, то при виде ее персоны в моей квартире даже не повел бровью. Он был как обычно невозмутим. Светка села за стол рядом с ним — мы втроем пили привезенное Владимиром шампанское и разговаривали ни о чем. Она, как всегда, громко хохотала над каждым словом.  

Пробка от второй бутылки ударилась в холодильник и рикошетом улетела под стол. Кажется, мы с Владимиром нырнули за этой пробкой одновременно,  враз за нее схватились. В первую секунду я еще попыталась отдернуть руку, но горячая ладонь сверху не оставила на это ни одного шанса. Показалось, что время остановилось — я теперь как будто бы на самом деле медленно тонула в зимнем холодном море, погружаясь в него все больше. Правда, от ладони, что лежала сейчас на моей руке, шло живительное тепло.

Зиновий тоже сунулся мордой под стол и ткнулся в наши руки своим мокрым носом. Я опомнилась. Светки за столом не было – я нашла ее в прихожей, где она торопливо застегивала «молнию» на своих сапогах.

— Подожди, — я растерянно  остановилась рядом, — ты чего, что случилось?..

— Да ладно тебе, — Светка подняла голову от сапог, — я же вижу, что ты ему нравишься. И я за тебя очень рада: ты все время одна да одна – я же за тебя тоже переживала. И не волнуйся так, все хорошо, правда: ты ведь знаешь, я найду себе миллион парней.

Она справилась, наконец, с сапогами и опрометью выскочила на площадку. Я тупо уставилась на захлопнувшуюся дверь, затем медленно обернулась.

Владимир и Зиновий стояли рядышком на пороге комнаты и смотрели на меня очень серьезно и виновато.

 

Иллюстрация — с сайта http://www.pitomec.ru

 

Прочитал сам - дай прочитать другому:
RSS
Facebook
Twitter
Google+
https://milomalo.ru/archives/939
Follow by Email

13 комментариев

  1. …Так хочется продолжения……
    Галя, я зашла со «шкурным» вопросом и зачиталась. Когда я меняла тему, у меня пропали все виджеты и формы. Я не могу теперь установить — Хочешь получать новинки этого сайта на ящик? Введи свой почтовый адрес:
    Если можешь, отправь мне, пожалуйста.

  2. Галина! Это же шедевр! Скажу честно, давно уже не читаю всякие любовные романы, ну и т.д. А тут прям на одном дыхании! И слезинка в конце! И это действительно, про любофф!!! Спасибо за чУдное настроение!

    1. Юлия, спасибо! Даже не столько за похвалу — сколько за… поддержку. Для отмазки могла б сказать: иногда приходилось что-то такое писать для одного женского издания — платили неплохо и все такое. Но если совсем честно: мне уже как бы до хрена лет, а я до сих пор люблю «скази про Золушек». Где главные герои счастливы. И один из моих любимых фильмов — открыто признаюсь — тот же фильм «Красотка» с Д.Робертс. Однажды как-то попала на него на канале и поймала себя, что сижу и тупо улыбаюсь (как тот даун). Что поделаешь — у меня тоже есть свои слабости.Люблю счастливых людей. Особенно, счастливых в любви.

  3. Я вот тоже «забежала на минуточку», просто посмотреть, как дела. Начала читать и оторваться не смогла, — ну классно же, обожаю такой стиль. (И «Красотку» смотрю уже сотый раз. Ну и что? «настоящая любовь не ржавеет :-)»).

    1. Ох, Татьяна, спасибо, уже, как минимум, вместе с Верой и Юлией помогаете избавляться от некоторых комплексов. Ибо — ну, да, да! — люблю сказки про Золушек 🙂

    2. Галин, я тут чего-то не поняла: это Вы любовь к «сказкам про Золушек» записали в слабости?, и на этой почве даже какие-то комплексы? … я вот что подумала: хорошо — Гарри Маршалл не заморачивался над этим вопросом, а то б не видать нам с вами нашей любимой бесподобной «Красотки» :-).
      … жду следующей сказки! 🙂

  4. Здорово. Я тоже зачиталась. Любовь … и все такое. И Зиновий ваш чудо, сразу понял, что нужно девушке. Спасибо огромное за хорошее настроение.

    1. Зиновий мне даже самой нравится — больше остальных персонажей. Я б ему дала пальмовую ветвь за «роль второго плана». Собирательный образ нескольких знакомых мне собак. В т.ч. с падением по ночам с диванчика 🙂 Алла, спасибо вам!

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Проверка комментариев включена. Прежде чем Ваши комментарии будут опубликованы пройдет какое-то время.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.