Городские деревни в Китае: феномен китайской урбанизации

Менее чем за тридцать лет в города Китая переехало больше 300 млн человек. С конца 70-х и до начала нынешнего века показатель урбанизации вырос с 18 процентов до почти 40 – самый высокий показатель в мире. США для этого понадобилось 80 лет, Британии – 120.

Стремительная урбанизация в Китае внесла радикальные изменения внешнего облика его городов и привела к такому термину как “chengzhongcun” (буквально “деревни в городе”).

В основном, речь о Пекине, Шэньчжэне, Гуанчжоу, поглотивших в себя сотни таких деревень.

Еще недавно все они были обычными деревнями со своими огородами и полями и мирно существовали за пределами городских окраин. Однако города разрастались, подступали к их границам, а затем и вовсе взяли в кольцо сельские поселения.

Деревенские земли, где местные жители выращивали свои культуры, были выкуплены властями по принципу “предложение, от которого нельзя отказаться” – то есть, без вариантов.

Заниматься же сносом деревенских домов, переселением их обитателей и выплатой компенсаций было слишком дорого – люди остались в тех же домах в плотном окружении сверкающих высоток, деловых центров и транспортных развязок.

По факту волей-неволей живущие уже в городе, официально они так и считались сельскими жителями, у них по-прежнему оставалась сельская регистрация, не позволяющая претендовать на получение каких-либо пособий или госууслуг от властей города.

Дома рукопожатий

Лишившись возможности кормить себя земледелием, народ принялся расширять и надстраивать свое жилье и сдавать в аренду – на фоне новых городских домов стоило оно значительно дешевле и в первую очередь пользовалось спросом у трудовых мигрантов.

Многие владельцы вообще сносили свои старые дома, очищая место под бетонные коробки в 5-6 этажей, а то и все 10 для увеличения арендной площади. Из экономии места эти постройки в буквальном смысле “притыкались” друг к другу, иногда расстояние между ними не превышало и метра – “дома рукопожатий”, поскольку во многих из них можно было дотянуться руками в окно к соседу.

Чем больше дорожала жизнь в мегаполисах и труднее было находить в них доступное жилье, тем активнее рос спрос на аренду у таких сельских домовладельцев.

В итоге жители этих небольших “деревенских” островков оказались как сельди в бочке – например, в Shipai Village (Гуанчжоу) по данным переписи за 2000 год плотность населения составляла более 50 тыс человек на квадратный км – в основном, приезжих.

Часть деревенских, сумевшая неплохо подняться на доходных домах, уже могла себе позволить жизнь в более благополучных районах, либо и вовсе переезжала в более дорогие Гонконг или Сингапур. Однако не все – кто-то даже при заработанных капиталах не спешил покидать родовое гнездо, особенно старики. И все же основная часть здешних обитателей – простые трудяги, приехавшие в мегаполисы из провинциальных городков или сел со всех уголков страны.

Здешнее жилье было так же удобным для выпускников, не успевших разбогатеть, и даже некоторых начинающих представителей “белых воротничков”.

В общем, не сказать, что здесь проживало исключительно маргинальное население. Отсюда и налаженный быт: на свободных пятачках земли носились дети, по вечерам взрослые собирались за игрой в маджонг. Работали свои парикмахерские, магазинчики, рынки и недорогие забегаловки – цены намного ниже, чем в городской черте. Они были по карману многочисленным арендаторам и приносили доход хозяевам.

Впрочем, в этих же переулках нередко трудились представительницы секс-индустрии и торговцы наркотиками.

Второе наступление на деревни. И последнее

Наступил момент, когда городские власти все-таки взялись за деревенский анахронизм, прижившийся в центре их городов. Города вновь пошли в наступление на деревни, теперь уже решающее.

Все это сопровождалось многочисленными спорами, анализами и обсуждениями ученых – местных и зарубежных, – независимых специалистов по урбанистике, архитекторов и т.д.

Например, специалисты отмечали особую “душевную атмосферу” таких районов, где нет четкого разделения на жилые зоны и административные. Где многочисленные переулки избавляют от однообразия прямых улиц. Наконец, историческая и архитектурная ценность еще сохранившихся (не все были снесены хозяевами) старых домов, которым не одна сотня лет…

Вместе с тем никто не оспаривал и существование худших сторон таких районов. В частности, многие дома (в том числе, построенные для доходов) были не лучшего качества. Нередко из-за плотной застройки в переулки даже днем плохо поступал дневной свет или не поступал вовсе, не говоря о квартирах. В воздухе постоянно витала сырость, нормальная канализация отсутствовала, процветала антисанитария. К тому же из-за тесноты домов не было возможности проезда служб экстренной помощи.

Так или иначе судьба городских деревень решена, все остальное лишь вопрос времени – где-то планы уже реализованы (в частности, деревня Liede в Гуанчжоу), где-то процесс тормозится из-за сложных переговоров между чиновниками и местными жителями.

Мятежная Xiancun

Xiancun оказалась в самом центре делового района Гуанчжоу – в 10-20 минутах пешего хода от Международного финансового центра.

И в центре скандала. Даже нескончаемой череды скандалов – борьба и переговоры между ее жителями и городскими властями тянутся уже много лет.

В отличие от жителей Liede, обитателям здешних трущоб не предлагают будущих квартир на месте их деревни.

Судя по всему, здесь вообще не планируется строить какое-либо жилье – территорию по всей вероятности отдадут под застройку деловой и торговой инфраструктуры. А жители в свою очередь отказываются уезжать в более отдаленные районы – во-первых, здесь их “родовое поместье”. Во-вторых, здешняя земля сегодня стоит баснословных денег.

Властям тоже отступать некуда – с одной стороны, как раз потому что здешняя земля сегодня стоит баснословных денег и эта “хлебная” территория и впрямь нужна позарез, с другой – само существование трущоб в современном и сверкающем центре города давно уже воспринимается бельмом на глазу.

Впрочем, кто-то уже уехал – власти потихоньку выживают местных жителей. В Xiancun давно закрыты полицейский участок, поликлиники, школы и детсады, мятежная деревня обнесена забором.

Опустевшие дома сносят. На тех, где еще живут люди, развеваются красные флаги – чтобы бульдозеры случайно не снесли дома вместе с жителями.

В них остались самые стойкие.

При этом никто не сомневается, что и они на тех или иных условиях покинут территорию. Наверное, теперь уже совсем скоро.

ПОКА ДАЖЕ МЕСТНАЯ ПАРИКМАХЕРСКАЯ ПРОДОЛЖАЕТ РАБОТАТЬ

ЖИЛЫЕ РУИНЫ И ЧЕЙ-ТО ПРИПАРКОВАННЫЙ ТРАНСПОРТ

Словом, планы глобальных городских реконструкций утверждены, процесс запущен и не только в Гуанчжоу – под каток попали несколько деревень в Шэньчжэне, включая Хубэй с ее 500-летней историей.

Повезти может тем деревням, которые еще задолго до планов реконструкции сумели стать “брендовыми”. В частности, деревня Дафен (Деревня художников, Шэньчжэнь), где сегодня производится едва ли не половина всего мирового рынка копий картин мировых шедевров.

По иронии судьбы от урбанизации пострадали многочисленные мигранты, сами приехавшие в город из деревень – их просто выселили, теперь им придется искать дешевое жилье в новых “анклавах”, пока реконструкция не доберется и до них.

Урбанизация в Китае неумолимо берет свое. По прогнозам, к 2025 году в китайских городах будет проживать примерно 70 процентов населения всей страны.

Использованы источники: that’s PRD (“Закат городских поселений Гуандуна”), Amusing Planet (“The Urban Villages of China”), “Деревни в городе” (Стефан Алл).

15 комментариев

  1. Видела такие районы в Гуанчжоу, но всегда думала, они просто очень старые – «советские». А это, оказывается, деревни – вот это да… удивили информацией.

  2. Какая-то тупиковая ситуация – земли лишили, но статус горожан не дали. Хотя китайцы везде китайцы – не растерялись и направили энергию в предпринимательское русло, доходные дома строить))

    1. Кое-кто бы просто руки опустил и пошёл бы давить горе зелёным змием, даже примеры знаю, много примеров((

  3. Трущобы конечно жесть, но все же я иначе представлял себе деревенские дома в Китае. Каменные, в несколько этажей – наверное, в своё время они были круче наших деревенских избушек.

  4. Очень уж у них всё скученно. Хоть люди и ко многому привыкают. Но, видимо, когда-то возникнет вопрос: а что мы так тесно живём?

    1. Миша, думаю, не возникнет. Или возникнет у тех, кто уже долгое время успел где-то пожить в условиях более просторных.

  5. При правильной организации сельского хозяйства, для того что бы накормить население страны, 30-ти процентов жителей в селе даже много. У нас жители деревень начиная с 62-го года, после того как стали выдавать им паспорта, слиняли в города, но на территории деревень мало кто зарился, разве что дачники. Страна наша необъятная.
    Деревни наши нищали начиная с 17-го года прошлого века. Во многих до сего времени стоят дома ещё дореволюционной постройки. У меня вся надежда на фермерство, которое подымет сельское хозяйства, и обновится жилой фонд крестьян.
    На сегодня мы производим зерна столько, что можем поставлять его на экспорт. А ведь, с 1962-го года, после победоносного освоения целины, мы его ежегодно стали закупать за рубежом.
    Может и у нас на селе когда-то появятся небоскрёбы.

    1. У нас есть “домик в деревне”, в ней местных жителей почти не осталось – все больше “дачники” вроде нас.

Добавить комментарий для Артем Отменить ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Проверка комментариев включена. Прежде чем Ваши комментарии будут опубликованы пройдет какое-то время.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.