Как я по деревням ездила: ударник капиталистического труда

Это село развивалось и рушилось по тому же сценарию, что и другие села. Было хозяйство – и нет хозяйства. От него остались одни руины. Была водокачка – теперь нет водокачки. Говорят, сгорела.

Была когда-то и своя сельская баня.

Но к ней давно уже заросла народная тропа: баню закрыли еще в 90-х….

 

БЫВШАЯ СЕЛЬСКАЯ БАНЯ

 

Кстати, когда-то здесь и клуб сгорел.

Правда, под него выделили часть здания сельской столовой.

Зато потом закрыли саму столовую.

КЛУБ В БЫВШЕЙ СТОЛОВОЙ

 

В общем, что не горело – то закрывалось.

Или наоборот.

 

Люди, как и везде, здесь проживают разные: кто водку пьет и травкой балуется, кто — трудится и крутится, как только может.

Но вот семья Бойко почему-то для тех и других — загадка.

Чего только стоит один их дом.

 

При том, что Юрий Бойко ни нефтяник, ни чиновник на пенсии: всю сознательную свою жизнь проработал простым водителем.

Он и теперь диагноз любой машине без рентгена выставит.

Еще в начале 90-х решил из города вернуться в село, откуда сам родом.

С тех пор, рассказывает, и  выращивает здесь, на своем подворье, овощи:

 Началась тогда перестройка, денег не платили, а я говорю: «Власти меняются — хлеб всегда нужен». Мне это нравится. Вот я и занимаюсь.

 

 

Занимается не по-любительски – очень как-то даже профессионально.

Выращенную продукцию сдает, в основном, в городские столовые, в рестораны – сегодня в его клиентах почти половина города.

Он ее на протяжении почти двух десятков лет сам искал и сам завоевывал:

Конечно, сам, ну, а кто еще помогать будет? Крестьянин никогда никому не нужен. И не будет нужен! Он везде сам.

И тут же неожиданно меняет тему:

— Пойдем, сад посмотрим…

 

ПРО РУКОТВОРНЫЙ САД И НЕСОЗНАТЕЛЬНЫХ ГРАЖДАН

Сад, что напротив дома – отдельная его семейная гордость.

Первым деревьям уже полвека – их когда-то сажал еще дед.

Теперь внук продолжает.

В саду не груши и яблони посажены — здесь рядом растут и липа, и жимолость, и бархат амурский, и много чего еще.

САД

Когда-то с севера привозил 250 саженцев ели — осталось не больше 100, самых невзрачных.

Остальное народ за несколько лет себе к Новому году повырубал.

Показывает еще один уголок: вот здесь, мол, кедры были посажены, в их тени скамейка стояла, маленький фонтанчик провел — летом вода журчала.

Думал,  люди будут приходить, отдыхать…

— Приезжаю как-то из города — почти все кедры вырублены. Чуть не расплакался!

— Так, может, собак здесь посадить на цепь, сад забором огородить? — спрашиваю.

— Ну, да, еще скажите пистолет взять или гранату…

Машет в сердцах рукой и ведет меня назад к своим овощным плантациям.

Наверное, что бы не расстраиваться еще сильней.

 

О ПРОСТОЙ КРЕСТЬЯНСКОЙ ЭКОНОМИКЕ

— Вот на этом поле раньше мы перец выращивали: до 20 тысяч корней вручную садили. Собирали до 10 тонн, представляете? Хороший у нас был перец, но в этом году не будем садить — картошкой засадим.

А что так?

— Невыгодно с перцем — продавать негде, стоишь с ящиками на дороге как последний бомж. А когда работать?

Кстати: предлагал, говорит, некоторым своим безработным односельчанам грядки на своем подворье.

Каждая грядка, по его подсчетам, в итоге приносит 4-5 тысяч дохода — за выращенную и сданную продукцию.

Что вырастишь — то твое.

Отказались.

 

Со стороны его подворья та самая бывшая ферма просматривается – символ эпохи разрушения и бесхозяйственности.

Люди грамотные, образованные управляли, а удержать не сумели.

БЫВШЕЕ СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО

Юрий Бойко университетов не заканчивал.

Законам экономики его, профессионального водителя, жизнь учила.

Ученик попался талантливый: вот, говорит, лук посадил — выгодней.

Огурцы — тоже доходов больше.

ЛИЧНОЕ ПОДВОРЬЕ

 

А еще есть жена-соратница — в миру Валентина Яковлевна, но супруг зовет ее Царицей Полей.

Валентина не обижается — говорит, так ведь и есть.

 

 ПРО СТРОЙКУ ВЕКА

Они вырастили детей, посадили много деревьев – теперь этот самый дом достраивают.

Что зарабатывается – вкладывается прямиком сюда.

Потому и строят долго.

За свои труды, говорят, разве быстро выстроишь?

Начинали возводить больше 10 лет назад – только теперь, наконец, почти заканчивают.

С теплым туалетом внутри и ванной.

В общем, по-городскому.

 

ПРО ОТНОШЕНИЕ С СОСЕДЯМИ И МЕЧТУ

Юрия Бойко в своем селе почему-то многие называют дачником.

Даже в сельском конкурсе «На лучший двор» ЕГО двор почему-то принципиально стороной обходят.

Похоже, с этим своим домом и своим маркетингом он как-то не совсем вписывается в привычные рамки здешней жизни.

А у него, как назло, еще одна большая мечта есть, да вот только почти уверен: поймут не многие!

— Вот там смотрите — красивый пейзаж вдали? Там бы выкопать котлован, заполнить его водой и рыбу выращивать. А лучше уток. Но стоит мне только взяться — начнется со всех сторон: «Да ты жадный до земли, тебе бы тут все захапать!» Но я же водку не пью — я же это для людей…

— Не верят?

— Не понимают. У нас ведь, у русских, как: нам бы на коне скакать, шашкой махать, водку пить и… баб бить. А что бы красиво работать — нет, таких у нас очень мало…

И снова взмахивает в сердцах рукой.

 

По материалам архива за 2008 г. 

20 комментариев to “Как я по деревням ездила: ударник капиталистического труда”

  1. Игорь Петрович:

    А он ведь прав: немного у нас таких.

  2. Алексей:

    Молодец мужик. Им бы дорогу давать, а их частенько обламывают. И не любят таких, как он.

    • Галина:

      Этот вопрос я себе частенько задавала: а почему не любят? Примитивно из зависти?

  3. Светик:

    История с елками грустная. И очень для нас показательная. Такое ощущение, что люди у нас просто хотят жить в разрухе и грязи.

  4. Ну почему в России ленивых дураков, превращающихся со временем алкоголиков все больше и больше? Дают работу и то палец о палец ударить не хотят. Интересно, а как сейчас у Юрия дела?

    • Галина:

      Про его нынешние дела, к сожалению, не знаю — больше я там не была. А желающих работать, действительно, стремительно убавляется — мотивации, говорят, нет.

  5. Почему-то у нас по деревням больше пьющих, чем вот таких тружеников. Умница Юрий, дай Бог ему сил и здоровья. Если бы не вот такие люди, то вся наша страна, как эта деревня, развалилась бы.

    • Галина:

      Ну, да: каждая такая отдельно взятая деревня — это вся Россия в миниатюре…

  6. Нищета и зависть замучила Россию. А ведь мы многое можем сами. Но вот почему-то таких мало. И трудно им…От зависти люди пакости делают.
    Дай Бог ему и его семье здоровья и успехов в его деле!
    На них земля наша держится!

    • Галина:

      А и не фиг двухэтажные дома с «городским» туалетом тут строить, надо как все. Раз построил — значит, «олигарх». А это понятие ругательное. Даже если человек будет на глазах пахать — все равно начнем думать: «что-то здесь не то, в чем-то он меня обкрадывает…»

  7. А ведь эта история и на Украине актуальна, к сожалению… Работающих и имеющих со своего труда, куркулями считают, нет, что бы пример с них брать…

    • Галина:

      Видимо, у нас исторически «куркулей» не любят — верни прошлое, так и этого мужика раскулачили бы одним из первых. А дом разобрали бы по кирпичикам, в ванной огурцы бы солили…

  8. Обидно прямо за Юрия, сидят и ждут милости от небес, а самим ручками пошевелить, нет… До чего мы все дойдем…

    • Галина:

      Будем все же на лучшее надеяться. К счастью,он такой ни один, и у вас, и у нас есть еще такие люди. Меньше, чем хотелось бы, но есть.

  9. Уважаю таких людей, которые не в пьянство бросаются от безысходности, а выход находят из самых сложных ситуаций. Таким людям тяжело в маленьком селе, ведь они «не такие как все».

  10. Галя, я сельскому хозяйству посвятил 25 лет своей жизни из общего 54-х летнего стажа. Работал механиком, главным инженером большого совхоза, директором подсобных хозяйств. Поэтому знаю эту тему не по наслышке. На забрасываемые деревни любуюсь с пятидесятых годов. Сельское хозяйство угробили в период раскулачивания и коллективизации.
    Я насмотрелся на хамское отношение к своим делам, к технике в колхозах и совхозах. Пьянство — бич был сельского хозяйства. Как я боролся с этим злом, сколько раз меня пытались убить воры и пьяницы, но я их гнал в шею по тогдашней 47-й статье КЗОТа.
    Горожане не представляют, что такое сельская жизнь, сельская работа, поэтому таких энтузиастов по стране не много, да и тех государство не поддерживает.
    Я написал свои воспоминания о своей работе механиком после института, познакомил директоров ближайших совхозов, я с ними в приятельских отношениях до сих пор.
    Написал, как было. Один сказал, что надо напечатать, а другому — старой закалки не понравилось, что я не написал в стиле Ура, Ура. Не написал о рекордсменках — доярках, получающих от коровы в год аж по 2700 литров молока, про рекордные намолоты по 27 центнеров с гектара и про прочие достижения. Сейчас хочу написать в газету про одну династию трактористов, на которых держалось сельское хозяйство в пятидесятые — шестидесятые годы.

    • Галина:

      Напишите обязательно. И не только в газету, а чтобы и мы почитали!

  11. На таких вот людях земля наша держится! Жаль, что народ жутко завистливый и злобный от этого! Желаю здоровья и удачу Юрию! Твит…

    • Галина:

      Я,когда вспоминаю о нем, того же ему всегда желаю. И всем таким, как он. Без них, действительно, все бы уже окончательно рухнуло.

Написать комментарий