Мао и неКультурная революция в Китае

Когда еще в раннем детстве слышала фразу «культурная революция», представляла, что в Китае, видимо, все происходило как-то очень культурно. А поскольку во времена моего детства революция была синонимом слова «супер», соответственно, и китайская мне по умолчанию казалась делом хорошим. Потом уже узнала, насколько все было страшно в те годы.

Думаю, потому люди, Китай совсем не знающие, порой так сильно его боятся — дело еще и в исторической памяти.

События на том же Даманском не в таком уж далеком прошлом — 45 лет назад.

И случились они в первые годы той самой культурной революции в Китае.

В те годы, когда Мао (да простят меня его поклонники) начал совсем уж чудить.

 

«Дружба врозь…» 

Кто помнит, одно время Китай и СССР очень даже дружили.

При Сталине.

На фоне того, что читала в разное время, они вообще очень похожи были — Сталин и Мао Цзэдун.

А потом пришел Хрущев, началась волна разоблачений сталинизма и Мао все это дело, конечно же, не понравилось.

К тому же, могло пошатнуть и его собственное положение в стране.

Ну, а СССР, в свою очередь, не понравилась политика Мао: с начала 1967-го советское посольство в Китае оказалось, фактически, на осадном положении.

В итоге, Союз отозвал всех своих дипломатов из КНР.

Так или иначе, нашей дружбе пришел конец.

 

 

А в 69-м случился тот самый кошмар на острове Даманском, который так хорошо запомнило наше старшее поколение.

Однако и в самом Китае события развивались страшно.

 


«Стрелочники» везде нужны…

К 60-м экономическое положение в Китае было совсем плачевно: политику большого скачка Мао провалил.

Не сказать, что с треском, но проблем по-прежнему оставалось в стране немало.

Нужно было срочно найти этому оправдание объяснение и, самое главное, переключить мозги голодающих и недовольных на другие проблемы.

Сценарий во всем мире одинаков: ситуацию грамотно списали на происки врагов — внешних и внутренних.

С внешними все понятно.

С поиском внутренних проблем тоже не возникло: к тому времени у Мао появилось достаточно конкурентов на власть противников, недовольных его политикой и предлагающих реформы.

Их быстренько обвинили в том, что они иностранные агенты (вам ничего не напоминает?)

И  — понеслось.

 

Автор снимка - Марк Рибо

 

Наказание за любовь к Советам 

Эксперты-китаеведы — в т.ч. наши, российские, — называют еще немаловажную причину и распрей с СССР, и»кадровых чисток».

Во-первых, после смерти Сталина Мао считал, что теперь именно ему предстоит занять место лидера мирового коммунистического движения.

Во-вторых (это уже вопрос внутреннего характера), в самом Китае к тому времени очень многие с теплом и симпатией относились к СССР.

Советский Союз помог Китаю завершить войну с Японией — такое не забывается.

Кроме того, в 50-х многие китайцы учились в СССР, жили там, а затем уже строили карьеру на родине — руководили предприятиями, преподавали в вузах и школах.

Мао Цзедун весьма обоснованно опасался: их симпатии к СССР могли помешать выбранной им политике.

От них нужно было избавиться.

Ну, и под эту волну найти и наказать еще каких-нибудь виноватых.

Тут, как у Жеглова: наказания без вины не бывает…

 

Покаяние…

В числе первых акций была объявлена кампания самокритики.

(Говорят, популярное дело во всех странах с коммунизмом).

Все китайцы — от верхних эшелонов до рядовых, — были обязаны покаяться за свои грехи перед партией.

В письменной форме.

Со всеми вытекающими последствиями.

И это было только начало.

 

«Грабь награбленное»

Довольно скоро появились отряды красногвардейцев (хуйвэнбины).

Иначе их называют молодежными бандами из школьников и студентов, чью энергию направили в нужное русло.

А еще были Цзаофани — отряды молодых рабочих.

Чаще всего, низкоквалифицированных и малограмотных (или вообще неграмотных).

В общем, контингент был подобран очень правильно.

В числе жертв тех и других — в основном, представители интеллигенци: преподаватели, профессора, писатели, художники и артисты.

Не считая, конечно, и политических деятелей.

Всех их публично унижали или уничтожали вообще, как «приверженцов капиталистического пути».

Подростки, получившие неограниченные права судить и карать, таскали седых профессоров по улицам в «колпаках позора», пинали, заставляли вставать на колени.

Они врывались в дома,  переворачивали их вверх дном в поисках неопровержимых улик, а заодно экспроприируя деньги и ценности.

 

 

Культовый бред

Культ личности Мао достиг невероятных размеров.

В частности,  хуйвэнбины останавливали прохожих на улицах и зачитывали им цитаты Мао.

Или же врывались в поезда и автобусы, требуя, чтобы пассажиры хором читать наизусть эти цитаты.

 

Если кто не справлялся с задачей — могли до смерти забить книгой-цитатником.

Граждане с заветной красной книжицей в руках — повсеместно: на улицах, в цехах, полях и пр. — были знаком того времени.

 

Доходило до маразма и в других сферах.

В частности, хуйвэнбины посчитали неправильным, что красный свет светофора является запрещающим.

Ведь красный — это цвет революции!

Отменили.

В первый же день Пекин получили огромное число аварий — пришлось вернуться к прежнему варианту.

 

В 1966 году Министерство транспорта позволило хуйвэнбинам бесплатно разъезжать по стране — делиться опытом. 

В том же 66-м во всех школах и вузах были объявлены 6-месячные каникулы.

Толпы подростков и молодежи, оставших не у дел, пустились в разгул.

Ряды хуйвэнбинов выросли примерно на 50 миллионов.

Хаос в стране продолжался.

 

Автор снимка - известный фотограф Марк Рибо

 

Закат хуйвэнбинов 

Цзаофани и хуйвэнбины получили настолько широкую власть на улицах, что в конечном итоге вышли из-под контроля даже Мао Цзедуна.

Уже ОН теперь называл их политически незрелыми.

И в итоге вынужден был выставить против них армию.

В конце концов, несколько главарей оказались публично расстреляными, миллионы сосланы в отдаленные районы на свинофермы.

С 67-го отряды прекратили свое существование.

Однако сама культурная революция — включая репрессии и зачистки, — продолжались еще несколько лет — до самой смерти Мао.

 

Как культурная революция убивала людей и культуру

За время культурной революции вся культура и наука в Китае оказалась, практически, парализованной.

В книжных магазинах цензура разрешала продавать лишь единственную книгу — цитатник Мао.

В театрах допускались лишь постановки, написанные его женой — «революционные оперы из современной жизни».

Революционные пьесы экранизировались, их просмотр был обязательным — в кино шагали организованными рядами и колоннами.

Уничтоженными оказались тысячи и тысячи храмов, книг, древних памятников.

Выламывались камни из Великой Китайской Стены и шли на постройку свинарников.

Миллионы молодых людей с высшим образованием насильно депортировались из своих городов в отдаленные села — на сельхозработы.

Еще миллионы репрессированных, миллионы погибших.

И это лишь в общих чертах.

 

Дэн Сяопин

 

Понимали, но оправдали…

Новое поколение руководства Китая, сменив Мао сразу после его смерти, хорошо понимало, насколько все было «не так».

Иначе не изменило бы политику коренным образом.

Тем более, что Дэн Сяопин — китайский политик с мировым именем и в последствии главный реформатор в стране, — сам был в числе тех, кто оказался в опале при Мао Цзедуне.

Только Дэну повезло больше многих — остался жив.

Зато один из его сыновей по одной из версий был выброшен из окна, по другой — выбросился сам, чтобы не отрекаться от отца.

Остался жив, но прикован к инвалидной коляске.

 

И все же Дэн Сяопин кампанию по разоблачению и развенчиванию культа не стал развязывать.

Как объясняют некоторые источники, по мнению Дэна, страну к тому времени уже достали разные кампанейщины.

Может быть, Дэн Сяопин не хотел резко травмировать чувства сограждан, уже воспитанных на культе личности к Мао.

Може, в чем-то еще было дело…

Как бы то ни было, Дэн Сяопин официально заявил, что Мао Цзэдун «был плохим на 3/10, но хорошим на 7/10»

И вообще «великим марксистом».

Справедливости ради: для истории страны Мао Цзедун остался человеком, объединившим раздробленный и погрязший в войнах Китай.

И давший ему атомную бомбу.

МАО НА ВРАТАХ НЕБЕСНОГО СПОКОЙСТВИЯ НА ЦЕНТРАЛЬНОЙ ПЛОЩАДИ В ПЕКИНЕ

 

Он и теперь живее всех живых… 

В общем, портреты Великого Кормчего новое руководство снимать не стало.

Но Культурную революцию осудили решительно.

Всю вину за нее официально возложили на «Банду четырех».

Т.е. на особо приближенных к Мао, включая его жену/

Закончила, кстати, весьма печально, но это уже другая история.

 

Другая история после смерти Мао началась и у самого Китая — эпоха рефораторства и перемен, которые сегодня потрясают мир.

По мнению советского дипломата и китаеведеда Валерия Грешных, ставшего очевидцем тех страшных событий,

«без «культурной революции», возможно, не было бы последующего взлета этой страны…» 

 

Что касается Мао Цзэдуна, современное поколение, в основном, относится к нему спокойно — ну, был и был.

Тем не менее, в прошлом году Китай достаточно пафосно отметил 120 лет со дня рождения Мао — с торжественными мероприятиями, выставками и концертами.

В ОДНОМ ИЗ ПАРКОВ

 

Ну, и как уж забыть про Мао, если его портрет и сегодня на всех китайских купюрах, независимо от номинала:

 

 

 

Мао и «демократия» для школьников

Есть и вообще такие, для кого и сегодня Мао Цзедун остается кумиром (как и у нас немало боготворящих Сталина).

Так, например, в одном из уездов в Хэнани крестьянин создал «демократическую школу» для пропаганды идей Великого кормчего.

Как пишут китайские СМИ, стоит она прямо посреди пшеничного поля — убогое двухэтажное здание, где учатся дети бедных крестьян.

Школа эта вся обвешана портретами Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина и самого Мао Цзедуна.

Фото с сайта ketang.yicool.cn

Создатель этой школы, фанатично преданный идеям Мао, утверждает, что они «могут очистить душу ребенка».

Поэтому, вместе с обычными школьными предметами, дети изучают и те самые цитаты.

Ся Цзухай специально принес в школу более сотни экземпляров «Красной книжечки» — ее раздали ученикам в качестве едва ли не самого основного учебника.

Зубрежкой цитат и биографических фактов Великого Вождя школьники занимаются едва ли не до поздней ночи.

Фото с сайта ketang.yicool.cn

 

 

6 комментариев to “Мао и неКультурная революция в Китае”

  1. Игорь Петрович:

    Да уж, страшное было время. И, наверное, вы правы — оно как-то отразилось у многих на воспритии этой страны.

  2. Артем:

    Думаю, у нас бы тоже нашлись желающие открыть школу юного сталинца-ленинца и чистить детям мозг.

  3. Светик:

    А я и вообще даже не представляла, что такое культурная революция. Хотя саму фразу, конечно, слышала ни раз, но как-то она мимо моего сознания проходила. Получила представление — брр…

  4. Ната:

    Что мы, что они в свое время хлебнули. Только они из всего этого резко рванули вверху, а мы… даже не хочется говорить, где.

  5. Революция это всегда страшно, тем более если ее возглавляют фанатики.Культурная революция вроде как помягче звучит, но вон оно оказывается, что скрывалось за этим. Досталось же китайскому народу.

  6. Пели мы: — Сталин и Мао слушают нас Москва — Пекин… и так далее. Но в пятидесятых годах, когда Великий кормчий на нас обиделся, китайские студенты- студенты институтов, тоже обидились внезапно и, бросив учёбу, мотанули в Китай. Началась у них вакханалия вроде нашей. Тошно вспоминать. Писали у нас об этом много.

Написать комментарий