Кира

Когда-то я звала Киру вместе со мной ехать учиться в другой город – мы тогда жили с ней по соседству и обе заканчивали школу.  Кира округляла глаза:

     — Ты что – как я могу?!

Она была уверена, что здесь, дома, без нее все рухнет.

До пяти лет Кира была единственным ребенком в семье.

А потом  родился брат  – очень болезненный и беспокойный.

Мама с папой по очереди вскакивали к младенцу, а утром полусонный папа наспех поил полусонную Киру чаем и тащил в садик.

Из длинных волос пришлось сделать стрижку – мама теперь не успевала перед садиком плести Кире косы.

И еще в пять лет Кире сказали: «Ты уже большая девочка».

В пять лет она  гладила пеленки и сидела с  коляской на улице.

В шесть  научилась убирать квартиру.

В семь  — готовить  ужин.

Когда Кире было 12, а  Ваньке – семь, у них родились сестры.

Сразу две – близняшки.

Младший брат Ванька  к тому времени был на два года старше той пятилетней Киры, которой в свое время сказали: «Ты уже большая девочка».

Но Ваньку не грузили пеленками, не обязывали помогать Кире в уборке квартиры и не особо ругали, когда он втихаря разрисовывал ей тетрадки со школьным заданием.

Скорей, по привычке ругали ее же, Киру – мол, следить надо за тетрадками.

Ты же  старшая!

Каким-то чудом она все успевала:  после уроков бежать в молочную кухню, содержать в порядке квартиру, водить брата в спортивную секцию, проверять у него уроки и делать собственные.

Кстати, училась Кира очень хорошо.

Мои родители иногда ставили мне ее в пример: «Посмотри, как этот ребенок все успевает!»

Я тогда смотрела на вечно уставшую Киру и в глубине души радовалась, что мне не нужно бежать в молочную кухню и стирать пеленки между уроками.

Родители обвиняли меня в эгоизме «единственного ребенка».

 

В старших классах мы с Кирой неожиданно подружились, я часто бывала у нее дома.

Близняшки теперь ходили в садик, мама вышла на работу.

Оторвавшись, наконец, от бессонных ночей и  почасовых кормлений, родители наверстывали упущенное: по выходным и праздникам шли в кино или встречались с друзьями.

По выходным Кира традиционно оставалась «за старшую»:  убирать квартиру, готовить ужин, плести сестрам косы, разнимать драки.

А в будни, когда мама, наконец, отпускала вечером погулять саму Киру, то обязательно вручала ей «в нагрузку» младших.

Иначе бы не отпустила.

Потому что маме  нужно было отдохнуть немного после работы.

В общем, что бы они все делали, вдруг оставшись без Киры?

Поэтому она и не поехала после школы учиться в другой город.

Да ее теперь держало не только чувство долга – ей, по-моему, уже самой ничего не хотелось.

Как-то она даже призналась, что ей страшно думать, что когда-нибудь у нее будет своя семья и свои дети.

 

…Сегодня, спустя долгие годы, мы не то, что бы дружим, но общаемся.

У нас у обеих семьи.

С той лишь разницей, что у Киры  в несколько раз больше.

Теперь уже «младшие» то и дело подкидывают ей своих детей – особенно по выходным и праздникам.

Они так же ходят к ней плакаться, когда, что-то случается, или занимать деньги.

Она же старшая и все к этому давно привыкли.

А родители очень гордятся, что у них такая большая и дружная семья.

Собственный муж тоже прочно сидит у Киры на шее, постоянно ноет и не может принять ни одного самостоятельного решения – иногда мне кажется, что в его лице Кира нашла себе еще одного младшего брата.

Зря, наверное, она тогда не уехала – может, ее взгляд сейчас не был бы таким потухшим…

 

 

14 комментариев to “Кира”

  1. Ольга:

    Родители хотели много детей, но при этом «наверстывать упущенное» и ходить по друзьям, а старшую дочь просто лишили детства.

  2. Читаю историю Киры и с удивлением отмечаю, как же она похожа на историю моей подруги. То же вечное самопожертвование, все на благо сестер и племянниц. А ведь своя жизнь проходит мимо.

    • Галина:

      Это — да. А еще такие люди иногда начинают общаться с тобой так, что чувствуешь себя… прожигателем жизни, эгоистом, кем-то там еще: они вот все «в труде и заботах», а ты прям бабочкой порхаешь. Фразы типа «Тебе бы мои заботы», или «Хорошо тебе — можешь себе позволить почитать книгу» и прочее слышу периодически.

    • Обычно я отвечаю на такие вопросы вопросом :А кто тебе не дает? И все ее оправдания звучат нелепо, хотя она убеждена, что действительно всем чем-то обязана.

    • Галина:

      Их, видимо, в этом с детства убеждают — уже на подсознании откладывается.

  3. Жалко девчонку! А главное, что родители ничего не поняли… У дочери не только детство отняли, но и ее личную жизнь.

  4. Да, грустно. Хотя…у меня тоже есть такая знакомая, которая «обслуживает» всех родственников. И на мой вопрос однажды ответила: «ты что, если ко мне не звонят и не просят помочь, мне становится плохо, чувствую себя ненужной».

    • Галина:

      Может, это тоже комплекс какой-нибудь? Человеку самодостаточности не хватает — самоутверждается так?

  5. я с некоторых пор прозрела, насмотревшись на девчонок, которые школу пропускали, потому что с младшим братом нужно было сидеть, и стала думать жестко : рожая детей, нужно рассчитывать только на себя!!!
    Ни на бабушек, ни на старших детей, ни на государство! Никто никому ничего не должен. Они все и сами помогут, но вменять это в обязанности, перекладывая свои проблемы и свой выбор завести ребенка — это очень непорядочно.
    А Кира… взять бы ей да одним махом все это обрубить, но чего-то ей не хватает — сил или уверенности… Видно, ей не попадалась статья с заголовком НЕ ПОЗВОЛЯЙТЕ СЕБЯ ИСПОЛЬЗОВАТЬ! Мне в свое время попалась, и я на работе быстренько прекратила мое использование)))

    • Галина:

      + 10000. Приходить на помощь маме, конечно, нужно, но не понимаю родителей, которые сами решают рожать, а потом за это волей-неволей отдувается старший ребенок — делают из него рабочую лошадку. //Статей такого рода много, но выйти из этого состояния не каждый может: одни не умеют бороться, а другим даже нравится такая роль.

  6. Очень жаль Киру, очень. Я не считаю ее виноватой, абсолютно, человечка начали ломать в 5 лет и это ужасно. Я своему старшему тоже в его 5 лет частенько говорю, что он уже большой и должен помогать маме, но это касается разбросанных игрушек и одежды, не более!!

  7. А я начну сначала — «Она была уверена, что здесь, дома, без нее все рухнет.». Не стоит жалеть таких людей, они сами выбрали свой путь. Можно сказать ребенку в пять лет, что он большой. Один это примет, а другой — нет. Одному надоест вся эта канитель и он уедет после школы куда глаза глядят, а другой, останется, потому что «как же они без меня». Кира никогда и не хотела изменить свою жизнь по-настоящему, разве нет? Ее безумно греет мысль, что она — та самая, без которой все рухнет. Такой вот жестокий комментарий у меня получился. Но я уверена, что во многом мы сами создаем свою судьбу.

  8. бедная девчонка… а родители не сумели всех детей одинаково воспитать…

Написать комментарий